Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" №10 (728), 2020

Back to issue

«На нашем докторском халате — ни одного позорного пятна...»

Authors: Ион Деген

Sections: In the first person

print version

В 12-м (700-м) номере газеты были опубликованы главы из посланий И. Дегена своим сокурсникам. Выпускники Черновицкого медицинского института 1951 года отмечали каждое пятилетие выпуска встречей, и каждый раз общий сбор начинался с поэтического обращения Иона Дегена. Таких встреч выпускников набралось одиннадцать. Сегодня мы предлагаем читателям завершение поэтических посланий Дегена — по случаю 45-летия, 50-летия и 55-летия окончания института. Вслед за автором хочется повторить: «Нет счета тем, кому добро я сделал, / Но помню лишь, кто сделал мне добро».
С этого же номера газеты приступаем к публикации золотого запаса редакции — рассказов Иона Лазаревича Дегена о своих однокашниках по Черновицкому мединституту. О тех людях, кому, собственно, были адресованы стихотворные послания. 
 
***
Светлей и радостней на свете.
Сегодня в сборе мы опять,
Чтобы торжественно отметить
Дипломов возраст — сорок пять.
Чтоб вознести хвалу за годы,
Когда наш докторский диплом
Служил болящему народу
Лишь состраданьем и добром.
Чтоб однокурсников усопших,
Друзей, однополчан почти,
Молчанием минутным общим
Печально и светло почтить.
Чтоб, выражая благодарность,
Сказать: «Учитель дорогой!»
Не важно, мудрый иль бездарность…
И тот учил нас, и другой.
Чтоб вспомнить, как нас привечали
И вьюги, и весны расцвет. 
Все радости и все печали
Послевоенных трудных лет…
Но и в мозгу склероз гнездится.
Немало у него примет.
Порой, когда идешь к девице,
Забудешь вдруг, на кой предмет.
Зато диагноз ставишь сходу — 
Кумир коллег — врачей младых.
Зато полно к тебе народу — 
Твоих и не твоих больных.
 
…Тех дней и тягость, и печали,
И радости уже вдали.
Эх, если бы тогда мы знали!
Эх, если бы сейчас могли! 
 
***
Хотя совсем несбыточной идея
Казалась мне, когда имел в виду,
Что на одном из наших юбилеев
В две тыщи первом, скажемте, году
Мы встретимся, как любящие братья,
Счастливые, что наша жизнь чиста,
Что нет на нашем докторском халате
Ни одного позорного пятна…
Не братство подвергал тогда сомненью,
Не чистоту халатов, вовсе нет!
На фронте время мерялось мгновеньем,
А тут отрезок на полсотни лет.
Судьба нам щедро оказала милость,
Кредит накоплен нами у людей.
И вот мечта в реальность воплотилась:
Сегодня настоящий ЮБИЛЕЙ!
…Империя успела развалиться.
А на руинах — нищета и страх.
Добавились таможни и границы
Меж теми, кто остался на местах.
Мы не в строю шагаем и не в ногу.
И каждый мир свой собственный растит.
Кто верит в Бога — благодарен Богу,
А кто не верит — Бог его простит.
Точны мы в заключениях и строги,
Когда ведется долгих лет отсчет,
Уже не упованья, а итоги,
Уже, увы, не планы, а отчет.
Закончив институт, я был уверен,
Что только робость —
мой заклятый враг,
Что знаний у меня багаж безмерен,
Что я уже по крайней мере маг.
Но за высокомерье наказанья
По молодости глупо не учел.
Полвека я копил упорно знанья
И неучем на пенсию ушел.
Я радуюсь добру, поступкам смелым.
Мне ложь и наглость —
финка под ребро.
Нет счета тем, кому добро я сделал,
Но помню лишь, кто сделал мне добро.
 
***
Друзья мои, нас собралось немного,
Но все-таки мы встретились опять.
Благодарю за эту встречу Бога — 
Добавил нам к пятидесяти пять,
Чтоб оглядеть дорогу врачеванья
От самого истока до конца,
Слегка взгрустнуть о разочарованьях,
Успехами порадовать сердца.
Затронуть врачевания истоки.
Могу ли мимо них сейчас пройти?
Забыть про институтские пороки —
Преграды на студенческом пути?
Все то, что отнимало наши силы,
Что удлиняло к медицине путь,
Все то, что возмущало и бесило,
Свободно не давая продохнуть.
И юдофоб воскрес и рад стараться,
Звериной злобы наточив кинжал…
И приходилось горестно смиряться
С тем, что на фронте я уничтожал…
Страну, как та, найдете вы едва ли.
Мораль и право — втоптанные в грязь.
В такой мы обстановке созревали,
Любимыми врачами становясь. 


Back to issue