Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 9 (583) 2016

Back to issue

Слово об учителе (светлой памяти Екатерины Федоровны Чернушенко)

Статья опубликована на с. 29 (Мир)

 

Я впервые увидел ее, еще будучи сельским врачом, когда попытался обсудить одну вычитанную лабораторную методику, которую хотел применить в условиях села. Она (красивая блондинка с умными глазами), сидя в иммунологической лаборатории тогда Института туберкулеза и грудной хирургии, достаточно четко, резковато и иронично мне объяснила несостоятельность этой методики и порекомендовала другие. Уходил я разочарованным, но в коридоре меня догнала профессор Любовь Соломоновна Когосова (они вместе работали, дружили, издали много монографий и пр.) и попыталась смягчить обстановку, объяснив, что Е.Ф. чудесная женщина и я всегда могу обращаться к ним за любой помощью.

Я так и делал в течение почти 40 лет и ни разу об этом не пожалел. Екатерина Федоровна практически выпестовала иммунологию и аллергологию в Украине. Так, еще в 1972 году участниками конференции «Актуальные вопросы аллергологии», которая проходила в Киеве, было создано Украинское научно-медицинское общество аллергологов, председателем которого была избрана Е.Ф. Чернушенко. В 1983 году это общество было переименовано в «Общество иммунологии и аллергологии», председателем которого снова была избрана Е.Ф. Чернушенко. Во многом благодаря ее усилиям в 1974 году был подписан приказ МЗ УССР № 526 от 16.09.1974 г. «Про заходи щодо поліпшення медичної допомоги хворим з алергічними захворюваннями», который положил начало развитию аллергологической службы Украины. По-сути, она перевела стрелки моей карьеры с фтизиатрии на аллергологию, о чем я никогда не пожалел.
Очень хочется сказать о многом, но вспоминается их маленькая квартирка на улице Севастопольской в Киеве, где они проживали с незабвенным Александром Самойловичем Мамолатом (свыше 40 лет директорствовал в Институте туберкулеза). Вспоминается также, как в 1979 году, приехав проводить конференцию по аллергологии в Виннице (я помогал, чем мог), она отбивалась от председателя ученого совета Минздрава проф. О.А. Пятака, ибо он ходил на ней по пятам и призывал немедленно создать партгруппу конференции, иначе она не начнется. Увы, и тогда, и сейчас мы вынуждены больше заниматься глупостями, нежели делом. В 1985 году она в числе видных иммунологов и аллергологов СССР опять-таки была в Виннице и принимала участие во Всесоюзной конференции по аллергологии (см. ее фото с винницкими аллергологами Б. Гохштейном и М. Гуриной), которую нам с трудом удалось провести, ибо был принят и строго соблюдался антиалкогольный закон (организаторы отечественных форумов понимают, что это такое). Пересекались мы с ней и в Дагомысе, и во Фрунзе, и в Москве, и во многих городах страны, где к ней всегда было приковано всеобщее внимание.
Естественно, со временем я стал своим у нее в лаборатории, затем в отделе, многое перешло в чисто человеческую плоскость, и ее доброжелательность, забота, порядочность всегда удивляли. Чему она так и не смогла научиться, так это украинскому языку. Как и Н.М. Амосов, она была из поморов, окала и имела трудности с «мовой». Но, естественно, все прекрасно понимала, хорошо писала на украинском и имела около 100 учеников-диссертантов (включая меня), защищавшихся как на русском, так и на украинском языке.
Она ушла от нас 8 июля, прожив долгую и наполненную многими яркими событиями жизнь (1926–2016), хотя мама ее прожила почти 100 лет. Профессор Чернушенко сделала очень много для развития отечественной науки и практики, результатом чего было избрание ее членом-корреспондентом НАМН Украины, присуждение премии имени И. Мечникова. Большинство ее работ было посвящено вопросам иммунологии туберкулеза, ибо она всю жизнь работала в профильном научном институте. Тем не менее именно с нее начинались теоретические и практические вопросы иммунологического типирования для возможной пересадки сердца (об этом мечтал академик Амосов), которые очень пригодились при пересадке почки в Украине. Немало ею было сделано и в области аллергологии, в частности иммунологических аспектов аллергических реакций, а также иммунологии пульмонологических заболеваний.
Но, на наш взгляд, наибольшей ее заслугой было все-таки создание иммунологической и аллергологической служб, подготовка кадров в этих областях и популяризация этих, вначале малопонятных, научных и практических направлений. Она достойно представляла Украину на всесоюзных и зарубежных форумах, ее выступлений ждали и ими заслушивались.
Насколько мне известно, на прощании с ней не было многих известных сегодня иммунологов и аллергологов, и не исключено, что нынешнее поколение этих специалистов, давно (или никогда) не видевшее ее на наших съездах и конференциях, не читавшее ее публикаций в журналах последних лет, недооценивает ее. Хотелось бы, чтобы это было не так. «Я видел далеко, потому что стоял на плечах гигантов», — кажется, примерно так сказал великий Исаак Ньютон. Это касается многих из нас, которые стали «видеть дальше» благодаря таким, как Екатерина Федоровна. Поверьте мне на слово, с нами попрощалась та, кто создала в Украине и иммунологию, и аллергологию, и нас с вами как ученых и врачей.
 
Борис Пухлик, аллерголог


Back to issue