Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



UkraineNeuroGlobal


UkraineNeuroGlobal

Міжнародний неврологічний журнал 4 (50) 2012

Повернутися до номеру

Эффективность Кортексина в коррекции когнитивных расстройств у пациентов с хронической ишемией мозга

Автори: Маджидова Ё.Н., Усманова Д.Д. - Ташкентская медицинская академия, Ташкентский институт усовершенствования врачей

Рубрики: Неврологія

Розділи: Клінічні дослідження

Версія для друку


Резюме

Одно из центральных мест в изучении цереброваскулярной патологии принадлежит проблеме хронической ишемии головного мозга, в клинической картине которой ведущее место, помимо неврологического дефицита, занимают прогрессирующие когнитивные нарушения. Это обусловливает необходимость проведения клинических исследований, основной целью которых является разработка оптимальных схем терапии, позволяющих эффективно влиять на факторы риска возникновения сосудисто-мозговой недостаточности, ее прогрессирование и исход. У пациентов с хронической ишемией мозга курсовое лечение Кортексином улучшает состояние эмоционально-мотивационной сферы, что обусловлено влиянием препарата на корково-подкорковые структуры мозга. Улучшение когнитивных функций связано с повышением функциональной активности фронтостриарных и таламокортикальных связей.

Одне з центральних місць у вивченні цереброваскулярної патології належить проблемі хронічної ішемії головного мозку, в клінічній картині якої провідне місце, крім неврологічного дефіциту, посідають прогресуючі когнітивні порушення. Це обумовлює необхідність проведення клінічних досліджень, головною метою яких є розробка оптимальних схем терапії, що дозволяють ефективно впливати на фактори ризику виникнення судинно-мозкової недостатності, її прогресування й наслідки. У пацієнтів із хронічною ішемією мозку курсове лікування Кортексином покращує стан емоційно-мотиваційної сфери, що обумовлено впливом препарату на корково-підкоркові структури мозку. Покращення когнітивних функцій пов’язане з підвищенням функціональної активності фронтостріарних і таламокортикальних зв’язків.

One of the central places in the study of cerebrovascular pathology belongs to the problem of chronic cerebral ischemia, where the key place in the clinical picture, besides neurologic impairment, progressive cognitive impairment is occupied. This makes it necessary to carry out clinical trials primary purpose of which is to develop optimal regimens that effectively influence the risk factors for cerebrovascular insufficiency, its progression and outcomes. In patients with chronic cerebral ischemia protracted treatment with Cortexin improves the state of emotional and motivational sphere, due to the impact of the drug on cortical-subcortical brain structures. Improvement of cognitive functions is associated with increased functional activity of the frontostriatal and thalamocortical connections.

Введение

На протяжении длительного времени сосудистые заболевания головного мозга остаются одной из приоритетных проблем неврологии [1]. Одно из центральных мест в изучении цереброваскулярной патологии принадлежит проблеме хронической ишемии головного мозга, в клинической картине которой ведущее место, помимо неврологического дефицита, занимают прогрессирующие когнитивные нарушения [3, 4]. Хроническая ишемия мозга (ХИМ) — состояние, проявляющееся прогрессирующим многоочаговым поражением с расстройством функций головного мозга, с соответствующими неврологическими и психическими нарушениями. Прогресс современной фармакологии и клинической медицины во многом определяется как открытием новых лекарственных препаратов, так и расширением возможностей и перспектив применения хорошо известных и популярных лекарственных средств. Для лечения больных ХИМ с успехом используются препараты пептидной структуры, сочетающие ноотропный, вазоактивный и нейропротекторный эффекты [1, 2, 4]. К препаратам этой группы относится Кортексин. Кортексин представляет собой комплекс аминокислот, полипептидов и микроэлементов, выделяемых из коры головного мозга телят и играющих важную роль в жизни нейронов, формировании механизмов нейропротекции.

Целью нашего исследования явилось изучение влияния Кортексина на когнитивные функции у больных с ХИМ, дисциркуляторной энцефалопатией (ДЭ) I–II стадий.

Материалы и методы

В исследованиях участвовали 98 больных ХИМ, ДЭ I и II стадий, находившихся в отделении неврологии 6-й городской клинической больницы. Среди них 42 (43 %) мужчины и 56 (57 %) женщин, средний возраст которых составил 62,3 ± 0,4 года. Все обследованные пациенты соответствовали диагностическим критериям ДЭ гипертонического и атеросклеротического генеза. Пациенты были разделены на 2 группы: 1-ю составили 52 пациента, которые получали терапию Кортексином, 2-ю — 46 больных, получавших только базисную терапию, без Кортексина. Всем больным проводилось неврологическое обследование, нейропсихологическое тестирование, которое включало в себя краткое обследование когнитивной функции (Мini Mental State Examination — MMSE), исследование показателей внимания проводилось по данным пробы Бурдона, скорость сенсомоторной реакции оценивалась с помощью таблиц Шульте. Исследования проводились в динамике — на 1-е и 10-е сутки лечения. Кортексин вводился по 10 мг внутримышечно в 2,0 мл 0,5% раствора новокаина ежедневно в течение 10 дней.

Результаты и их обсуждение

Оценка клинической картины у больных с ХИМ, ДЭ I–II стадии, основывалась на субъективных данных (головная боль, головокружение, шаткость при ходьбе, повышенная утомляемость, снижение работоспособности, памяти и внимания, шум в ушах и нарушения сна), объективной неврологической симптоматике и легких когнитивных нарушениях.

Общий балл по шкале MMSE у больных 1-й группы до лечения составил 23,2, после лечения — 26,4 (P < 0,001), 2-й — соответственно 20,3 и 21,2 (P < 0,05). Динамика равнялась 13,8 и 5,9 % соответственно (см. табл. 1).

Концентрация внимания до лечения у больных 1-й группы равнялась 136,3, устойчивость внимания — 3,4. После лечения концентрация внимания равнялась 258, а устойчивость внимания — 4,1 (P < 0,001). У больных 2-й группы концентрация внимания до лечения равнялась 88,0, устойчивость внимания — 3,0, после лечения — 106,7 и 3,2 соответственно (см. табл. 2).

Таким образом, у больных, получавших Кортексин, улучшение показателей концентрации и устойчивости внимания по корректурной пробе Бурдона было более выраженным.

Анализ темпа сенсомоторных реакций и внимания по таблицам Шульте показал, что у больных 1-й группы динамика составила 22,8 %, т.е. наблюдалось ускорение темпа сенсомоторных реакций и скорости переключения внимания. Во 2-й группе динамика равнялась 8,5 %, т.е. ускорение темпа сенсомоторных реакций и скорости переключения внимания не было выраженным (см. табл. 3).

Таким образом, у пациентов с ХИМ курсовое лечение Кортексином улучшает состояние эмоционально-мотивационной сферы, что обусловлено влиянием препарата на корково-подкорковые структуры мозга. Улучшение когнитивных функций связано с повышением функ-циональной активности фронтостриарных и таламокортикальных связей.

Выводы

1. Курсовое лечение препаратом Кортексин у пациентов с ХИМ оказывает положительное терапевтическое влияние на показатели когнитивной сферы.

2. Комплексная терапия больных с ХИМ с включением препарата Кортексин, несомненно, может быть рекомендована для широкого применения в повседневной клинической практике.


Список літератури

1. Бойко А.Н., Батышева Т.Т., Винецкий Я.Я. и др. Опыт использования кортексина в амбулаторной неврологической практике у больных с хроническими цереброваскулярными нарушениями // Журн. неврологии и психиатрии. — 2006. — Т. 106, № 5. — С. 25-30.

2. Данченко И.Ю. Динамика когнитивных нарушений при сосудистых поражениях головного мозга на фоне лечения кортексином // Пептидные препараты — препараты 21-го века. — СПб.: ИИЦ ВМА, 2006. — С. 17-18.

3. Кортексин — пятилетний опыт отечественной неврологии / Под ред. А.А. Скоромца, М.М. Дьяконова. — СПб.: Наука, 2005. — 224 с.

4. Desmond D.W. Cognitive patterns // Vascular cognitive impairment / Ed. by J.V. Bowler, V. Hachinski. — Oxford University Press, 2003. — Р. 126-138.


Повернутися до номеру