Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Pain. Joints. Spine." 3 (03) 2011

Back to issue

Остеопороз и переломы у женщин. Республики Беларусь

Authors: Руденко Э.В.1, Сердюченко Н.С.1, Романов Г.Н.2, Руденко Е.В.1, Предко Н.М.1, Адаменко А.В.3, 1Белорусская медицинская академия последипломного образования, 2Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека, 3Минский городской центр профилактики остеопороза 1-й городской клинической больницы

Categories: Family medicine/Therapy, Rheumatology, Traumatology and orthopedics, Neurology

print version

Проблеме остеопороза (ОП) сегодня уделяют большое внимание во многих странах мира в связи с высокой распространенностью заболевания и его тяжелыми последствиями. ОП является не только основной причиной переломов, но и относится к числу заболеваний, приводящих к серьезным осложнениям, ведущим к снижению качества жизни, инвалидности и увеличению смертности, особенно у пожилых. Эпидемиологические данные свидетельствуют о высокой распространенности ОП: в Европе, США и Японии у 75 миллионов человек установлен диагноз ОП [4]. В 2004 году в США у 10 миллионов американцев в возрасте старше 50 лет был установлен диагноз ОП и у 34 миллионов — наличие факторов риска заболевания [9].

Клинически ОП распознается обычно при возникновении типичных низкотравматичных переломов, наиболее частой локализацией которых являются дистальный отдел предплечья, тела позвонков грудного или поясничного отделов позвоночника и бедро, при этом наиболее серьезные социально-медицинские последствия наблюдаются именно при переломах бедренной кости [3].

Остеопоротические переломы ассоциируются не только с повышенной заболеваемостью, потерей трудоспособности и снижением качества жизни, но и с увеличением смертности (около 25 %) в течение года после травмы [1]. При этом риск смерти значительно выше у лиц с наличием сопутствующих заболеваний, и причина снижения продолжительности жизни обычно заключается скорее в этом, чем только в наличии самого перелома [2].

В США каждый год около 1,5 миллиона человек страдают от остеопоротических переломов, ежегодно фиксируется 300 000 случаев госпитализаций по поводу перелома шейки бедра, прямые затраты на лечение переломов бедра составляют 18 миллиардов долларов в год, 20 % пожилых людей, перенесших перелом шейки бедра, умирают в течение года после травмы [9].

Похожие эпидемиологические данные получены  и в Великобритании, где предполагается, что каждая вторая женщина старше 50 лет и каждый пятый мужчина того же возраста перенесут остеопоротический перелом в течение оставшихся лет жизни [10]. В 2000 году в Европе было зарегистрировано 3,79 миллиона переломов, ассоциированных с ОП, из этого числа около миллиона составили переломы бедра (711 000 случаев у женщин и 179 000 у мужчин) [5]. Риск возникновения клинически значимых переломов составляет 40 %, что сравнимо с риском возникновения сердечно-сосудистых заболеваний [6].

В настоящее время в целях профилактики остеопоротических переломов приоритетное значение придается идентификации лиц с наличием факторов риска переломов, к которым относятся семейный анамнез низкотравматичных переломов, низкая физическая активность, прием глюкокортикостероидов (ГКС), низкая масса тела, курение, злоупотребление алкоголем, предшествующие остеопоротические переломы, предрасположенность к падениям, ранняя менопауза.

Целью нашего исследования было определить частоту и локализацию низкотравматичных переломов, а также наличие факторов риска переломов у женщин с низкими значениями минеральной плотности костной ткани (МПКТ).

Материалы и методы

Методом случайной выборки из четырех тысяч пациенток Минского городского центра остеопороза было отобрано и проанализировано 930 медицинских карт женщин, средний возраст которых составил 66,0 ± ± 10,2 года. Всем женщинам проводилась рентгеновская денситометрия в переднезадней проекции поясничных позвонков (L1–L4) и обеих шейках бедренных костей методом двойной рентгеновской абсорбциометрии (аппарат GE Lunar Prodigy Advance, США), в группу обследования включались женщины со значениями МПКТ по Т-критерию ≤ –2,5. Также у всех обследованных проводился сбор анамнеза с целью выявления факторов риска (компьютерная программа «Остеопрогноз»).

Статистический анализ полученных результатов исследования был проведен с использованием методов медико-биологической статистики, различия выборок считались статистически значимыми при значениях  р < 0,05.

Результаты

У большей части обследованных женщин (493 из 930, что составило 53 %) наблюдались низкотравматичные переломы в анамнезе. Из этого количества у 202 (41 %) — повторные переломы, 78 (16 %) женщин перенесли перелом более чем 2 раза. Характеристика переломов в зависимости от локализации представлена на рис. 1–3.

Наиболее частой локализацией первичных переломов были переломы предплечья (42 % от общего количества), на втором месте по частоте находятся переломы тел позвонков (35 %) и на третьем — переломы бедра (23 %) (рис. 1). Такая же тенденция сохраняется и при анализе повторных переломов (рис. 2, 3).

Для выявления различий по возрасту, антропометрическим данным и результатам двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии женщин с наличием переломов в анамнезе и без них нами был произведен сравнительный анализ указанных параметров методами параметрической статистики с использованием парного критерия Стьюдента (табл. 1).

Согласно результатам табл. 1, нами было выявлено, что у женщин, перенесших низкотравматичные переломы, отмечается статистически значимое снижение роста по сравнению с женщинами, не имевшими переломов. Кроме того, наблюдались достоверные различия по возрасту: женщины с переломами были старше тех, у кого переломов не отмечалось.

Полученные нами результаты соответствуют данным других исследований: известно, что одними из основных факторов риска остеопоротических переломов являются снижение роста и возраст пациентов [7, 8]. Что касается характеристик МПКТ, то статистически значимые различия были получены только для значений МПКТ бедра: расчетные критерии Т и Z, получаемые на основании абсолютных значений МПКТ, были достоверно ниже в группе женщин, имевших переломы в анамнезе.

С целью выявления наиболее значимых факторов риска переломов у женщин в белорусской популяции нами был проведен анализ анамнестических данных (рис. 4), который показал, что у подавляющего большинства женщин с переломами, а именно у 78 %, отмечался отягощенный семейный анамнез (низкотравматичные переломы у родственников 1-й линии родства), в то время как среди тех, кто не страдал от переломов, такие данные были получены лишь в 2 % случаев. Однако у последних чаще наблюдались вторичный ОП и прием глюкокортикостероидов.

При изучении частоты встречаемости сопутствующей патологии было отмечено, что женщины с остеопоротическими переломами в анамнезе чаще страдают патологией желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), сахарным диабетом (СД) и ишемической болезнью сердца (ИБС), что обусловлено, по всей видимости, более высокими возрастными показателями в данной группе (рис. 5).

Таким образом, на основании полученных данных были сделаны следующие выводы:

1. Наиболее частой локализацией остеопоротических переломов в обследованной выборке является предплечье, на втором месте по частоте — позвоночник, на третьем — бедро.

2. Женщины, перенесшие перелом, статистически значимо отличаются от не имевших переломов по возрасту, росту и значениям МПКТ бедра.

3. У 78 % женщин с низкотравматичными переломами в семейном анамнезе были переломы у близких родственников.

4. В обследованной выборке женщин значимыми факторами риска остеопороза и переломов оказались болезни желудочно-кишечного тракта и сахарный ­диабет


Bibliography

1. Risk of new vertebral fracture in the year following a fracture /  E.A. Chrischilles [et al.] // JAMA. — 2001. — Vol. 285. — P. 320-323.

2. Secular trends in the incidence of hip and other osteoporotic fractures / C. Cooper [et al.] // Osteoporos Int. — 2011. — Vol. 22, № 5. — P. 1277-1288.

3. Cooper C. The crippling consequences of fractures and their impact on quality of life / C. Cooper // Am. J. Med. — 1997. — Vol. 103, № 2. — 12S-19S.

4. EFFO and NOF: Who are candidates for prevention and treatment for osteoporosis // Osteoporos Int. — 1997. — Vol. 7. — P. 1.

5. Kanis A. Requirements for DEXA for the management of Osteoporosis in Europe / A. Kanis, O. Johnell // Osteoporos Int. — 2005. — Vol. 16, № 3. — P. 229-238.

6. Kanis J.A. Diagnosis of osteoporosis and assessment of fracture risk / J.F. Kanis // Lancet. — 2002. — Vol. 359. — P. 1929.

7. Leslie W.D. Absolute fracture risk reporting in clinical practice: A physician-centered survey / W.D. Leslie // Osteoporos Int. — 2008. — Vol. 19. — P. 459.

8. Measured height loss predicts fractures in middle-aged and older men and women: The EPIC-Norfolk prospective population study /  A. Moayyeri [et al.] // J. Bone Miner. Res. — 2008. — Vol. 23. — P. 425.

9. The U.S. Surgeon General’s report, Osteoporosis Action 3/2004.

10. Epidemiology of fractures in Wales and England / T.P. van Staa  [et al.] // Bone. — 2001. — Vol. 29. — P. 517-522.


Back to issue